Грехи и покаяние

                                                                                                                                          П.Е. Матвеев

                                                                      ГРЕХИ И ПОКАЯНИЕ

Недавно меня посетила одна знакомая женщина. Мы не виделись с нею лет пять, после трагического события, происшедшего с ее сыном. Ее единственный сын стал по мнению многих, в том числе и меня, преступником. Он зарезал женщину, которую до того использовал, и которая добровольно приходила к нему. У женщины остались сиротами двое детей. Его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение.
Так вот, эта женщина, видимо, приходила ко мне просить за сына, которого, наверно, возможно было освободить из психбольницы. Видимо потому, что я ее не дослушал. Я прервал ее речь, услышав, что она утвер-ждает, что тогда ее сына подставили. Я сказал, что не верю этим ее словам, ибо тогда адвокат, который защищал ее сына, заходил ко мне после очередной встречи с подозреваемым и рассказывал мне подробности, сообщенные ему, и которые мог знать лишь свидетель трагического события. А свидетелем был только ее сын, ибо женщина погибла. Я сказал, что это доказывает вину подозреваемого. А то, что тот старается оправдаться, то он врет. Он совершил смертный грех. Убитую не вернуть. Как верующий человек, и как старовер, я не могу простить такой грех. Женщина умолкла, простилась и ушла Был ли я прав? И что такое «смертный грех», который не прощают? И есть ли такие грехи?
Во-первых, надо разобраться с понятием самого «греха». С грехом очевидно связано зло. Несомненно, что всякий грех есть зло, но всякое ли зло есть грех? Что же такое грех? В Толковом словаре В.И. Даля отмечено, что грех есть «поступок, противный закону Божию; вина перед Господом». А также, это «вина или поступок; ошибка, погрешность», «распутство», «беда, напасть, несчастье, бедствие». («Кто грешит, тот раб греха»). В «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера, это слово связывается «с греть с первоначальным значением жжение (совести)» . Грех в современном языке согласно «Толковому словарю» С.И. Ожегова понимается в двух основных значениях: во-первых, грех «у верующих: нарушение религиозных предписаний, правил», а, во-вторых, «предосудительный поступок».
Таким образом, понятие греха имеет два основных значения: религиозное, как нарушение религиозных заповедей, как преступление перед Господом; и светское, как предосудительный проступок, за который, по определению слова «предосудительный», человек заслуживает порицания, за который он несёт ответственность.
Понятие греха получило истолкование в философии как западной, так и в русской . Мы считаем, что понятие «греха» можно и нужно использовать в светской этике как определённую категорию. Грех означает, во-первых, поступок, который есть творчество зла и нарушение принципа «наименьшего зла», когда существует действительная или возможная свобода выбора, а, во-вторых, отрицательную моральную ценность подобного поступка. Грех есть разновидность зла, и характеризует зло с точки зрения ответственности и долженствования свободного и разумного субъекта.
Всякий грех есть зло, но не всякое зло есть грех. Человек несёт нравственную ответственность за всякое зло, и особую нравственную, и во многих случаях правовую ответственность, за совершённый грех. Аналогично в праве есть проступки и преступления. Всякое преступление есть проступок, но не всякий проступок есть преступление. За преступление субъект несет уголовную ответственность, а за проступки иное более легкое наказание.
Существуют разные виды грехов. Так, можно выделить грехи «вольные», которые всецело в сознательной воли человека, и «невольные», как непроизвольные, неосознанные, совершаемые под принуждением («подневольные»). Есть грехи смертные.
Существуют действия, качества, отношения, сущности, которые безразличны для греха, но не безразличны для добра или зла. Подобные феномены можно определить как адиафорные. Понятие адиафоры (в букв. переводе с греч. – безразличное) играет важную роль в религиозной этике. Этим понятием обозначается здесь то, что считается с христианской точки зрения несущественным и необязательным в некоторых сторонах обряда, обычая, как, например, брюки у женщин, курение и т.п.
Зло вошло в мир через грех. В христианстве, например, появление зла связывается как с грехопадением человека, так и первоначально с грехопадением ангелов, и главной причиной греха предстаёт в том и в другом случае эгоизм разумных свободных созданий Господа, пожелавших стать «как боги» .
Отношение зла и греха носит исторический характер. Мера греха определяется уровнем нравственного состояния общества и человека, степенью свободы выбора, ценностным рангом совершаемых актов. Ни один человек не может избежать зла, но человек может и должен избегать греха, - отсюда и особая ответственность человека за совершённый грех. Жизнь даже самых суровых ригористов свидетельствует, что и им не удавалось избежать определённых компромиссов .
Человек не должен совершать греховного зла, ибо для него нет морального оправдания, но человек может, а иногда и должен совершать зло, не являющееся греховным. Пример, военные действия по защите Родины и совершаемые на ней убийства. В подобных случаях человек идёт на определённый компромисс, которого невозможно избежать в мире, заражён-ным злом. Этика должна признать возможность компромисса, но при этом рассматривать его как относительное добро, т.е. никогда всецело не оправдывать. Следовательно, для нравственной личности утверждается долг борьбы с компромиссами и с условиями, порождающими их. Кроме того, существуют принципы, ограничивающие компромисс. Всё это требует конкретного ценностного анализа ситуации или того, что называется казуистикой.
Признавая моральную допустимость не греховного зла, т.е. адиафоры, следует признать, что нельзя при этом снимать всякую моральную ответственность за совершающееся зло. Разрешая конфликты, скажем, насильственным образом, всегда должно осознавать, что совершается зло, хотя и допустимое, и что за это придется нести ответственность. В подобных конфликтах совесть не должна быть спокойной. Следует признать не только допустимость зла, но и борьбу со всяким злом, как моральный долг. Такова трагическая противоречивость бытия с нравственной точки зрения. Данное положение важно сохранять как моральный принцип в нравственном сознании общества, который может и не осознаваться отдельными индивидами.
Во-вторых, рассмотрев понятие «греха», обратимся к понятию «смертный грех». В «Толковом словаре русского языка» Ожегова «смертный грех» понимается как «самый тяжелый грех, непростительный поступок» . В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля «смертный грех» определяется как «непрощенный, погубляющий душу; всякое прямое и сознательное нарушение заповедей Божиих» . Значит, в русском языке «смертный грех» - это грех для конкретного человека разный.
Иногда говорится о «семи великих грехах» человека. Это такие грехи, как чревоугодие, блуд, корысть, гнев, уныние, тщеславие, гордость. И «семь великих добродетелей» человека: мудрость, мужество, справедливость, умеренность, вера, надежда, любовь. Но эти грехи не смертные по определению. Они могут стать таковыми, если человек не раскается, и тем самым убьет свою душу. Можно указать один необходимый признак смертельного греха – это его предельный характер. «Предельный» в том смысле, что такой поступок уже невозможно исправить, он за пределами исправления. Например, убийство человека.
Откуда взяты «семь великих грехов» человека? Из Церковного Писания? Но в «Добротолюбии» говорится о «восьми главных страстях», могущих погубить душу. Это страсти: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, уныние, печаль, тщеславие, гордость. В «Добротолюбие» указаны и пути возможного преодоления таковых страстей . Кстати, «семь великих добродетелей» человека – это четыре классических добродетелей Платона: мудрость, мужество, справедливость, умеренность и три главных христианских добродетели: вера, надежда, любовь, и важнейшая из них любовь. У Платона важнейшая добродетель – мудрость.
Итак, «смертный грех» - это грех, способный погубить душу, сделать ее «мертвой душой», и часто всего человека физически. И такие грехи могут быть разные у разных людей Но самый тяжкий и явный «смертный грех» - это безвинное убийство человека, когда жертва уже физически не может извинить и простить убийцу. И судить убийц за их поступки мы должны не только от имени живых, но и мертвых, от имени жертв. И их оценка окончательная, хотя и презумпированная. Жертва может быть могла простить убийцу, если есть бессмертие и потусторонний мир. Но мы должны здесь, в этом посюстороннем мире, исходить из сильнейшего возможного варианта, а именно из того, что убиенная безвинно не прощает своих убийц. И, следовательно, убийцы могут и должны быть осуждены и живыми. Но некоторые, и особенно матери как в нашем случае, готовы простить.
Есть ли обобщающая, итоговая оценка подобных актов? Казалось бы, что такой обобщающей правды не найти, ибо возможны множеств правд. Сколько людей, столько и мнений. Однако для ценностного анализа данные мнения не существенны, ибо представлены «безучастным мышлением», «алиби бытием». Это сказано на языке замечательного русского философа М. Бахтина. М. Бахтин связывал с поступком не долг и не рациональность, а ответственность, и использовал такие понятия как «участное мышление», «не-алиби бытие», т.е. «ответственное бытие». И это су-щественно для ценностного подхода, ибо только «участное сознание», «не-алиби бытие» позволяет дать оценку поступку изнутри самого поступка, провести собственно ценностный анализ его. И мы можем сконструировать такого «неучастного свидетеля» и его «не-алиби бытие». И это реально, ибо все участники, свидетели преступного акта причастны к одной социальной общности – к человечеству. И конкретное убийство – это не только поступок отдельного индивида, но и поступок человечества. А человечество имеет и свой ценностный контекст, в рамках которого ценность жизни человека важнейшая, о чем свидетельствует и общечеловеческий принцип «Не убий!». И с этой точки зрения, как конкретизация данного принципа, акт, уничтожающий безвинную жизнь, есть зло и «смертный грех».
Как могут повлиять на ситуацию со злом извинения и покаяния? В начале определимся с понятием «извинения». «Извинить, извиниться, значит «попросить прощения», «выразить сожаление по поводу причиненного беспокойства, неудобства», а также, «оправдать чем-нибудь». «Извинение» - то же, что «извинить и извиниться», а также «основание для оправдания» . «Покаяние» - значит «добровольное признание в совершенном проступке, в ошибке», а также «то же что исповедь» . «Исповедь» у Ожегова определяется как: «1. У христиан: признание в своих грехах перед священником, отпускающим грехи от имени Церкви и Бога, церковное покаяние; и 2. Откровенное признание в чем-нибудь, рассказ о своих сокровенных мыслях, взглядах» .
Извинение имеет смысл тогда, когда оно произносится перед объектом причиненного зла, то ли в виде беспокойства, то ли в ином более тяжком качестве. Извинить, простить кого-то можно, если зло причинено мне, извиняться за другого не перед объектом причиненного зла бессмысленно. Об этом писал еще Ницше: «Я прощаю тебе, что ты мне сделал, но если бы ты сделал это себе, так как бы я это простил» .
Каяться в своих грехах можно и перед иным лицом и за другого лица. Известно, что староверы за неимением священников иногда каялись перед «матерью сырой землей». В покаянии важно «облегчить» душу чистосердечным признанием. И не столь уж важно кающемуся прощен ли он. Прощение за грехи, которое отпускает священник в церкви всегда носит презумпированный, т.е. возможный характер. Человек не может наверное знать решение Божие, можно лишь верить в это прощение, как верит в это и священник, отпускающий грехи.
Только в исключительных случаях, как чудо, дается Господом знак о прощении. Как это сказано в притче, которую я уже приводил в одной из своих статей. Притча это рассказывает о разбойнике, бывшем атамане шайки, который раскаялся в своих злодеяниях. И в качестве наказания ему было дано послушание срезать одним ножом, которым он убивал раньше людей, огромный дуб, росший среди леса. Когда дуб упадет, то это знак, что грехи твои искуплены, человече. Много дней резал атаман по кусочку крепкую дубовую древесину. Однажды его посетил прежний товарищ, который продолжал разбойничать, и стал бахвалиться перед прежнем атаманом. Сколько мол он людей поубивал, как попировал, когда тот юродствовал в лесу. Вот, недавно, убил одну женщину, не пожалел и ее маленького сына и малютку дочку, зарезал обоих. Затмило вдруг глаза бывшего атамана и вонзил он в грудь своему товарищу разбойнику нож и убил его. В ужасе застыл атаман, думая, что теперь его грех никогда не проститься. И в это время рухнул на землю огромный дуб.
В случае же с женщиной, приходившей ко мне, можно лишь посоветовать ей - молиться, просить у Господа прощение сыну. А сыну, искренне раскаяться, и всю оставшуюся жизнь прожить с чувством совершенного им смертного греха и никогда себе не прощать, и молиться у Господа о прощении. Есть доля вины у отца и у матери, растившего и вос-питавшего такого сына. Что-то они не досмотрели, что-то важное исинно нравственное не передали сыну.
За все приходится расплачиваться детьми и платить детям. Итог нашей жизни – в наших детях. Хорошие дети, счастливый итог жизни! В деле воспитания очень важное значение имеет личный пример. И не надо думать, что дети, пока маленькие, ничего не видят и не понимают. Они многое видят, и многое, неосознанно откладывается в их памяти, и рано или поздно проявляется. Так что, если сын не отвечает за отца, то отец всегда ответственен за сына. И вина отцов и матерей может быть облегчена только искренним покаянием и молитвой, с надеждой на будущее прощение. Ведь убийца и вор должны сидеть в тюрьме.
17.11.23

Категория: Мои статьи | Добавил: Евлампиевич (18.11.2023)
Просмотров: 67 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0